++ Ленинградский мартиролог ++


 

 

30 октября - День памяти жертв политических репрессий.

Поминальная служба на Левашовском кладбище.

 


Дорогие друзья!

      30 октября вся Россия отмечает скорбный день - День памяти жертв политических репрессий. В Левашово находится мемориальное кладбище " Левашовская пустошь ". Это место было засекречено до 1989 года, место где было захоронено более 4 тысяч политических жертв. Там захоронены и члены нашего общества глухонемых - 36 человек.

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ЗНАТЬ:

- В чем их обвиняли и когда расстреляли?

- Кем они были в жизни?

- Кто были сурдопереводчики и как велся допрос?

- Кто на них сделал донос?

- Сколько человек были отправлены в заключение на 10 лет?

 

ПРИХОДИТЕ и УЗНАЕТЕ !!!

   

          +++++++++++++++++++++++++++++++++++

Если вы хотите увидеть единственный в мире памятник глухонемым жертвам и прикоснуться к нему своими руками?

 Приходите!

         +++++++++++++++++++++++++++++++++++ 

 

   Вы узнаете, кто автор статьи " Дело Ленинградского общества глухонемых" и кто разрешил поставить памятник в мемориальном кладбище - музее. Вы увидите этого человека. Увидите красивый и необычный памятник, узнаете, кто автор эскиза памятника.

   Приходите! Это надо знать и помнить историю репрессий глухонемых жертв в 1937 году.


Сбор у выхода из метро " ГОРЬКОВСКАЯ" 30 октября в 10 часов 30 минут.

     Нас бесплатно повезут на автобусах, после митинга на Троицкой площади в сопровождении сурдопереводчика к Левашовскому кладбищу.

А.С.Дронина

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

ЛЕВАШОВСКОЕ МЕМОРИАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ

 

 

Из книги посетителей Левашовского мемориального кладбища

 

Отец! Я узнал, что ты расстрелян через 53 года! Прости!

1 июля 1994 года

   Трагичная, жуткая страница нашей истории. Да поможет Господь России искупить эти годы и взлететь. И. Рогинская

 

18 июня 1998 года

   Отец, я опять навестил место твоего захоронения, и так будет до конца моих дней, пока не откажет здоровье или остановится сердце мое! Я более чем вдвое старше тебя, мой дорогой, несчастный батя. Ведь ты бы мог ещё жить! Ходят по земле-матушке твои сверстники, их мало, но они еще есть. Спи спокойно - Василий Васильевич Приёмышев, 1903 г. р., расстрелянный 5 декабря 1937 г. (в день 1-й годовщины "Сталинской конституции").

   Твой сын - 1927 г. р. - Алексей (Москва-Санкт-Петербург-Москва)

 

 

5 августа 1999 года

   В этом захоронении нет наших близких, но мы так же потрясены общей трагедией. Спасибо работникам музея за возможность помнить все, что было.

   Семья Егоровых, Москва

 

 

   29 января 2001 года

Мой отец, Павлович Франц Иосифович, расстрелян в сентябре 1937 г. Мы благодарны тем, кто с таким тщанием и любовью следит за этим кладбищем

 

4 мая 2001 года

   Мы, учащиеся 9-А класса 58 школы Приморского района, посетив Ваш музей и кладбище, были потрясены. Спасибо Вам большое, что Вы сохранили такую память о невинно погибших людях. А мы из 6-А класса 58 школы.

   А я, Андреева Лена, расплакалась возле могилы Степанова, где написаны такие строчки: «Я искала тебя повсюду, а ты оказался рядом. Дочь».

   Мы вместе со всеми будем скорбеть и помнить. Юля и Аня.

  Нам было очень жалко, и мы будем помнить о подвигах тех людей, которые похоронены здесь.

 

29 августа 2001 года

    Möge dieser Friedhof mithelfen, daß immer Frieden zwischen Russen und Deutschen herrscht.

Martin Schulz. München, Германия

   [Пусть это кладбище поможет, чтобы между русскими и немцами всегда был мир. Мартин Шульц. Мюнхен, Германия]

 

4 сентября 2001 года

   Каждое лето я приезжаю в родной и очень любимый мной Ленинград… И, конечно же, посещаю «Левашовскую пустошь» — место, где могу поклониться праху моего отца: Бармина Михаила Михайловича (арестован и расстрелян в ноябре 1937 г.). Брожу от «могилки к могилке», от памятника к памятнику. Сколько здесь покоится безвинно осужденных беспощадно уничтоженных?!?!

   Спасибо огромное людям, которые берегут покой «Левашовской пустоши»!

Улякина Люция Михайловна, Ленинград-Южно-Сахалинск

 

 

16 сентября 2001 года

   Спасибо всем, кто помогает людям хранить память о прошлом, прощать, приходить к родственникам, молиться о умерших и о живых.

  Слава Богу, моих нет здесь. Но история моего рода от этого не становится слаще. Еще раз спасибо за слезы, вызываемые этим местом.

  Храни вас всех Господь!

Наталья Емельяненко. 29 лет. Санкт-Петербург

Продолжение.....


Пули для глухих

     Два года назад в Петербургском дневнике опубликована статья о памятнике глухонемым - жертвам репрессий.

     На минувшей неделе на Левашовском мемориальном кладбище состоялось открытие памятника глухонемым – жертвам политических репрессий. Они были расстреляны в рамках одного из самых нелепых и страшных дел, сфабрикованных в Ленинграде НКВД, – «о террористической организации глухонемых».

   В августе 1937 года драмкружок Ленинградского общества глухонемых готовил к 20-летию Октябрьской революции спектакль по пьесе Островского «Как закалялась сталь». Во время генеральной репетиции в зал неожиданно вошли двое в штатском.

 

    – Кто у вас тут Тагер-Карьелли? – сурово поинтересовались вошедшие. Кто-то указал пальцем на режиссера.

 

    – Пойдем! – коротко приказали ему неизвестные, как оказалось потом, сотрудники НКВД. А затем стали делать обыск в театре и попросили показать рабочий кабинет Тагера.

– Почему у вас тут шпаги развешаны?

 

   Арестованных инвалидов доставляли в Большой дом, как тогда называли знаменитое здание на Литейном. «Кто твои друзья?» – через сурдопереводчика спрашивали жертву следователи и, узнав новую фамилию, ночью забирали названного человека, приписывая ему 58-ю статью. Заставляли подписывать протоколы, в которых было написано то, что те не говорили, обещая за это освободить из-под стражи.

– Мы ставили «Отелло», «Ромео и Джульетту». Рапиры не боевые, а спортивные, – объяснили артисты.

 

– Понятно, оружие храните! – обрадовались находке чекисты.

 

Вскоре арестовали и всех других участников спектакля и увезли в Большой дом.

Давид Гинзбургский в молодости
Давид Гинзбургский в молодости

 

   Так, по воспоминаниям Давида Гинзбургского, в Ленин­граде начали раскручивать так называемое «дело террористической группы глухонемых». Всего по нему было арестовано 55 человек. Их обвинили в создании фашистско-террористической организации, будто бы связанной с германским консульством в городе. Они якобы готовили террористиче­ские акты против руководителей партии и правительства СССР, которые планировали совершить на Красной площади в Москве и на площади у Смольного, а также распространяли в Ленинграде контрреволюционную литературу.

Чем они занимались?

     В 30-х годах в Советском Союзе насчитывалось около 30 тысяч глухонемых. По крайней мере, столько было членов созданного для их объединения общества. В Ленинграде глухонемых было 6 тысяч человек. Среди инвалидов велась работа по ликвидации неграмотности, приобщению к спорту и культуре. Работали свои клуб и мастерские.

 

     Выпускались стихотворный сборник под названием «На баррикадах тишины», брошюра «Берегите слух». Глухонемые ходили по городу с большими кружками, на которых было написано «Берегите слух», и собирали деньги, передавая любопытным брошюры. Дети делали для этого цветочки из тонкой проволоки и цветной бумаги. Кто в кружку клал деньги, тому на пуговицу наматывали цветочек. Деньги шли на организацию Научно-практического института по болезням уха, горла, носа. В конце 30-х годов глухонемые собирали средства на строительство самолетов и танков «Воговец» (от названия общества – Всероссийское общество глухонемых – ВОГ).

Раскрутка дела

   Поводом для раскрутки фантастического дела, как всегда, стал банальный донос. Эрик Тотьямин, председатель общества глухонемых, направил в Управление НКВД Ленинградской области письмо, в котором, «как честный коммунист», сообщил о членах общества, занимающихся спекуляцией кустарными художественными открытками на вокзалах и в пригородных поездах, и просил привлечь их к ответственности, как «злостных спекулянтов». Что и было сделано. Заодно арестовали и самого Тотьямина. Хотя он был скульптор, окончил ВХУТЕМАС.

 

    Дело попало сначала в руки начальника отдела борьбы с хищением социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС) Управления милиции Краузе. Но тот быстро смекнул, что из простой «спекуляции» можно раздуть большое политическое групповое дело и отличиться у начальства. Особенно когда после обысков у одного из задержанных был обнаружен старый браунинг с патронами, а на квартире у некоего Стадникова нашли немецкие открытки с изображением Гитлера. Открытки – всего несколько штук – попали к Стадникову от политэмигранта из Германии, немецкого коммуниста Альберта Блюма, жившего с ним в одном доме. Сами они были стандартными вложениями в коробки немецких сигарет, которые курил Блюм.

 

   Кстати, попади такие «улики» в руки следствия двумя годами позднее, когда был подписан пакт Молотова – Риббентропа и гитлеровцы на время стали «друзьями» СССР, глухонемые отделались бы, наверное, легким испугом, но шел 37-й год, и разнарядки по массовым арестам и врагам народа надо было срочно выполнять. А потому глухонемого Блюма, который тихо работал мастером в швейной мастер­ской, а в СССР приехал, чтобы «помочь советским товарищам строить социализм», объявили резидентом гестапо. Всех, кого он знал, загребли как членов якобы созданной им «террористической организации».

 

   Среди них были уже упомянутый скульптор и член Ленгорсовета Тотьяминов, один из лучших в мире художников-ихтиологов В. Редьзко, учительница вечерней школы глухонемых М. Минцлова, фототехник Академии художеств Н. Брянцев и другие. Были также арестованы рабочие – передовики производства, спортсмены – победители проходившей в Москве Спартакиады Всероссийского общества глухонемых.

 

Под пытками

   Арестованных доставляли в Большой дом, как тогда называли знаменитое здание на Литейном. «Кто твои друзья?» – через переводчика спрашивали жертву следователи и, узнав новую фамилию, ночью забирали названного человека, приписывая ему 58-ю статью. Заставляли подписывать протоколы, в которых было написано то, что те не говорили, обещая за это освободить из-под стражи. Что, конечно, потом не делали. Тех, кто упорствовал, избивали, подвергали жестоким пыткам. Следователи торопились, спешили скорее закончить дело.

 

    Бедные сурдопереводчицы, которые обслуживали допросы и работали по 8–10 часов в день без перерыва на обед, не могли выдержать издевательств над несчастными инвалидами, которые совершались в их присутствии, и плакали. Тогда и им начинали угрожать. Обещали, что если не будут сотрудничать, они сами окажутся в подвалах Большого дома.

 

   В результате решением особой тройки УНКВД от 10 декабря 1937 года 34 человека из числа глухонемых были приговорены к расстрелу, а 19 человек отправили в лагеря. Самому младшему из расстрелянных было всего 22 года, а самому старшему – 64. Но уже в 1939 году, когда Ежова сменил Берия, тех особистов, которые сфабриковали дело глухонемых, самих арестовали.

 

   А тех из несчастных, кого не успели расстрелять, в 1940 году освободили из лагерей.

 

Андрей Соколов
Фото Дмитрия Фуфаева
На фото:
Мемориальная доска расстрелянным — членам Всесоюзного общества глухонемых;
Английская наб., д. 54

По материалам газеты СПб Денвник


Комментарии: 0